ДиДюЛя: Самое полное интервью

You are here

Все Ваши концерты проходят при неизменных аншлагах и никогда не повторяются, тем не менее, Вы не устраиваете особых рекламных акций. Как это происходит?
Концерт, который пройдет 17 октября - это результат того, что можно работать и быть успешными, при этом совершенно по своему выстраивать маркетинговую политику, бизнес тактику в этой работе и быть успешным. ДиДюЛя – это на самом деле некое явление. Я это без всякого пафоса говорю. Но, гордясь за свой проект, я могу сказать, что в инструментальной музыке на сегодняшний день мы нашли свое направление, в котором очень комфортно себя ощущаем и востребованы, и этим гордимся. У нас потрясающе проходят концерты во всех городах бывшего СНГ, а теперь и в Европе, и везде полные аншлаги. И вот теперь мы добрались до Москвы, которую оставляли на самый последний момент. Так что 17 октября пройдет отчетный концерт, совмещенный с презентацией нашего нового альбома.

Расскажите, пожалуйста, о новом альбоме!
Он очень интересный и яркий. Вообще, все наши альбомы – очень разные. Если первый дебютный альбом был выдержан в испанском настроении, второй альбом – «Дорога в Багдад» - был в восточно-азиатской манере, а затем вышедший “The Best” – это компиляция лучших, на мой взгляд, композиций, то новый, нынешний альбом – совершенно другой. В нем сделан акцент не на географию, а на душевность, музыку, ее доброту. В нем очень красивые мелодии, но я не скажу, что в предыдущих альбомах их не было – тоже был дан акцент на мелодии. Но здесь мы уже выросли и стали записываться и играть более грамотно, появилась и сформировалась классная группа, которая уже и на протяжении двух лет вместе. И вот, соединив все свои последние достижения в области звука, игры и музыки, прибавив к ним концертный опыт, появилась эта пластинка. Альбом называется «Легенда», в конце сентября он увидит свет и, соответственно, появится на прилавках. На наших концертах во МХАТе им. Горького зритель сможет ее непосредственно оценить и купить.

Как долго работали над записью этой пластинки?
Вообще, студийная работа ведется постоянно, она никогда не останавливается, и трудно сказать – долго или нет. Как только была закончена работа над альбомом «Дорога в Багдад», началась запись следующего. Музыка есть все время, фантазии все время появляются в голове. Есть студии и домашняя, и другие, в которых мы работаем. Отработан процесс и технология записи и создания музыки до мельчайших подробностей. Какие-то композиции появляются очень быстро, практически мгновенно, над какими-то композициями приходится работать, доводить их до блеска. Процесс записи музыки очень увлекательный, а по времени я не могу сказать ничего определенного. Альбом был записан достаточно быстро, и в настоящий момент для следующего альбома часть материала уже сделана, есть что показать, есть о чем уже поговорить, сделать какие-то наметки на будущее. Нет такого, что «теперь мы приступаем к записи альбома и все!» Запись не прекращается, между гастролями находятся какие-то форточки свободные, мы садимся в студии и делаем, потом опять поездки, потом отдых, потом опять студийная работа. И так все время. Сейчас идет работа над очередным и даже последующим альбомом. Идеи есть, и мы их все время воплощаем, не тянем с этим.

Ранние альбомы были навеяны Вашими путешествиями по свету, знакомством с другими культурами, музыкальными традициями. А что с этим альбомом?
То же самое, все те же путешествия. Но мы несколько поменялись, изменилось наше мировоззрение, мы становимся мудрее, опытнее, это отражается в музыке. Мне трудно говорить об этом, ибо музыка – это такая вещь, которая находится за гранью слов. Но слушатель и зритель, которые послушают эту музыку, поймут, что она отличается. Мне хотелось бы, чтобы все наши работы: концерты, альбомы, композиции, были разными. Мы разные и музыка тоже. На концерте та же история – очень много всего, инструментальный жанр позволяет очень широко смотреть на музыку, на звук, подачу, тем более, гитарная эстетика дает очень большое поле деятельности: от легких пушистых баллад до абсолютно неистовых фламенковых безумств на сцене, от воздушных электронных веяний до абсолютно убойных диджейских изысков. И со светом точно также: от мягкого освещения до безумных статоскопов и совершенно сумасшедшего света. Все краски и все средства выразительности используются нами по полной программе, и концерт, на мой взгляд – это культурно-инструментальная бомба, и вот такие бомбы в хорошем смысле этого слова мы и создаем. Мы делаем так, чтобы концерт запоминался, был событием и для нас самих, и для зрителей. И музыка такая, и мы такие, и нам хочется так выражаться: ярко, разнопланово, чтобы присутствовало все: и слезы, и смех, и громко и тихо, и ярко и темно, и очень медленно и очень быстро, и завораживающе, и просто, и сложно. Вот такое внутреннее мироощущение у нас, и мы можем себе это позволить, потому что профессиональный уровень музыкантов очень высок. На сегодняшний день мы гордимся нашими концертами - к каждой его секунде мы очень долго шли. Выстраивали режиссуру, что за чем следует, кто как играет, какими методами мы самовыражаемся. В музыке нет слов, нет текста, нет прямолинейности. В ней все создано на полутонах, на полукрасках. У нас никто не ведет концерты, никто ни о чем не говорит. Выходят музыканты и начинают играть, начинают шаманить в хорошем смысле этого слова. А зритель уже сам определяет, насколько все это органично. Последние полтора года нашей гастрольной деятельности показывают, что мы на правильном пути: полные залы, аншлаги, билетов фактически не достать. На последнем крупнейшем концерте в ГКЗ «Октябрьский» в Санкт-Петербурге был полный зал, 4000 человек зрителей, и это летом, вне сезона. Так что есть чем гордиться, и есть, куда двигаться дальше.

Вы выпускаете свое первое DVD, записанное на этом концерте?
Да, этот концерт мы сняли и записали, он у нас выйдет на DVD, который я надеюсь выпустить к декабрю. Это наш первый DVD, где потрясающая картинка, феноменальный dolby-surround звук, концерт записан изумительно, и я думаю, что на рынке инструментальной музыки это будет самым мощным и ярким концертом в формате DVD!
Есть над чем еще работать. Есть планы дальше записываться и снимать концерты, есть очень интересные задумки по многоканальной и объемной видеосъемке. Но все это благодаря нашему коллективу. На сегодняшний день сформирована очень хорошая группа, в которую входят 15 человек: это и музыканты, и звукоинженеры, и светохудожники, и концертный директор, и администратор, и юридическое сопровождение, и даже какая-то бухгалтерия. Много людей, и я счастлив, что нашел единомышленников, которые живут в одном порыве, понимая, что и как мы делаем. Это молодые ребята, талантливые, делающие первые шаги в этом направлении, но делают они их очень мощно и уверенно. Классный коллектив, и это тоже предмет моей гордости.

Вы собирались привлечь профессиональных танцоров в свои выступления. Эта задумка реализовалась?
Танцоры есть, но эти танцоры иногда приглашаемые, иногда не приглашаемые. Бывают такие ситуации, когда для танца нужно определенное пространство, например, в клубных концертах, где не всегда есть возможность развернуться. Тем более, что мы используем такую стилистику как модерн, современную хореографию, восточные элементы: арабская традиция, испанская. Поэтому все крупные концерты, большие зальные, кассовые, в хороших условиях, конечно же, проходят с танцорами. У нас три замечательные танцовщицы, которые тоже ездят с нами в большие туры и принимают участие в концертах. А с большими шоу-балетами мне не очень хочется на сегодняшний день сотрудничать, потому что это немножко все-таки не то. Акцент сделан на звук, на музыку, на тонкое восприятие каждой ноты, и мне хочется, чтобы ничто не отвлекало от этого.

А какое оформление сцены для Вас является наиболее комфортным?
Нет декораций, есть просто черный кабинет, освещенный определенным образом. На сцене музыканты плюс большое количество музыкальных инструментов. Мы очень много возим с собой оборудования: это и невообразимое количество всевозможной перкуссии, куча барабанов, бас-гитар, клавишные, компьютеры, сэмплеры, синтезаторы, у меня масса всяких разных инструментов: и греческие, и испанские гитары, и безладовые, и так далее. И это есть уже само по себе оформление сцены, это красиво и интересно. Каждый инструмент уникален по-своему, он имеет свой неповторимый звук, свой внешний вид, свою эстетику. И вот на этом мне и хочется акцентировать внимание: на людях, которые играют, на инструментах, благодаря которым они выражаются, на эмоциях и на чувствах, которые присутствуют на сцене. Это главное.

Вы чувствуете себя комфортно на большой камерной сцене с акустической программой?
Конечно, именно отсюда все начиналось: именно с классической гитары, с гитары фламенко, с сольных программ. Без всякого микрофона, когда был камерный зал с хорошей акустикой, ты один на один с собой, с инструментом, со зрителями. Именно это и есть основа и база всего. В концерте есть и такие номера, когда полностью гасится свет, в лучах прожектора нахожусь я или мои коллеги из музыкантов, мы играем какие-то сольные номера. Есть потрясающие акустические камерные номера, которые очень органично вписываются в большой шумный концерт, это некая передышка, глоток другого воздуха и другого настроения, и это активно нами используется. Каждый музыкант в моем коллективе уникален по-своему, и у каждого есть свои сольные камерные номера, где кто-то может сыграть на рояле, кто-то на перкуссии что-то показать, кто-то на бас-гитаре, когда кто-то уходит со сцены, а кто-то остается один на один с инструментом и начинает завораживать. Инструменты обладают такими возможностями, что каждый может самовыразиться очень ярко. Естественно, бывают концерты, когда нас приглашают именно с акустической сольной программой, без музыкантов, без микрофона. Просто гитара, просто звук, и эта камерность мне близка, я ее очень люблю. Мы никогда не забываем, что в основе лежит, конечно же, сам по себе инструмент..

Насколько вам важна реакция публики и удается ли следить за зрителями?
Да, конечно, и в камерном зале, и в клубе, и на большом концерте, и на каком-то сборнике стадионном, всегда есть адекватная реакция – аплодисменты. Кроме того, заметно, насколько тонко слушают звук. К тому же, наша программа построена так, что очень большое место уделено импровизационности, спонтанности и интуитивности. Когда можно задать вопрос зрителю, сделать тише, паузу выдержать или удлинить. Есть возможность наладить более тонкий контакт со слушателем, передать нюансы не только музыкой, но даже тишиной и паузами. Мы всегда чутко наблюдаем за тем, что происходит в зале. Бывает так, что зал взрывается и тут же начинает бурлить-кипеть в самом начале концерта. Если мы чувствуем, что он уже готов с нами вместе зажигать, то тут же перекраиваем концертную программу и подстраиваемся под эту ситуацию. Но это не конъюнктура, что мы тут же начинаем в угоду зрителю что-то делать. Нет, просто мы начинаем вместе со зрителем создавать нечто, и понимаем, что зрительный зал на подъеме и на энергетическом взлете, мы видим, что с первых же аккордов ситуация поднялась и нельзя ее опускать. Мы вместе со зрителями поддерживаем это, чувствуем, что в данном случае надо динамичнее, веселее, ярче, и тут же программа выстраивается, появляются какие-то композиции, и мы вместе начинаем зажигать. Происходит какой-то момент усталости, хочется вздохнуть, и мы чувствуем, что в зале тоже настало это настроение, тонко его улавливаем, опускаем ситуацию и вместе отдыхаем. Играем балладку лирическую, задаем более философские вопросы, размышляем. Это тонкое ощущение зала помогает нам в концертах и гастролях. Поэтому большинство концертов превращаются в настоящее явление, когда достигается единство желаний зала и музыкантов. Мы можем себе это позволить, музыки много, на 3 часа хватает с лихвой. В концерте есть определенная чувствительность и гибкость, которая позволяет нам делать такие вещи. Тонко – это не всегда просто, но когда это получается, то от концерта получаешь феноменальные ощущения, прибавляется сил, ты выходишь выжатый как лимон, пот стекает в три ручья, но ты понимаешь, что произошло нечто, произошло некое событие, которое положительно влияет и на нас, и на зрителей!

То есть, нет четкого расписания на концерте, что и когда играть?
Есть символическая программа, определенная схема, но в целом все меняется сразу на ходу. Зал нам диктует. Есть разные зрители: где-то зритель очень спокоен, он слушающий, например, в Риге, а есть слушатель, который очень эмоционален и импульсивен, в Одессе, к примеру. В Минске зритель сдержан, но очень трепетно к тебе относится. Все зрители разные, и к каждому из них мы очень трепетно относимся, мы очень любим людей, которые ходят на наши концерты и покупают пластинки. Мы не допускаем резкостей в музыке, в ее подаче, с любовью начинаем вместе с ними искать нечто красивое и интересное. Нам самим всегда интересно, как пройдет концерт, что за зал, какая акустика, каким образом мы вообще можем что-то сказать и донести до зрителя. И гибкость программы это позволяет. Я чувствую, что надо строить программу по-другому и делаю это: уклон в лирическую, мягкую, спокойную, тихую и очень балладную, например, музыку. Мы начинаем в этом направлении играть, развивать, и понимаем, что нам уже хочется немного приподнять ситуацию, играем динамичнее, пытаемся зажечь, передать эмоционально, видим отклик из зала – все! Отлично! Дальше мы это подхватываем и развиваем-развиваем-развиваем… Подымаем зал и начинается такой вихрь, что словами не передать! На самом деле, это высший пилотаж концерта, мы к этому только приходим, но это стоит того. Зал – это тот самый участник, вокруг которого и происходит действо. Нет слов, нет песен, нет конкретных канонов и рамок, есть только музыка, которая очень гибкая и которую мы можем гибко варьировать. Это создает потрясающие возможности на концерте, он превращается в нечто уже другое. И два часа пролетает как 15 минут, хочется встать, размяться, а нет – люди не отпускают. Мы гордимся, что два часа времени дается именно музыкой, звуком, эмоцией и какими-то другими тонкими ощущениями. Общаться с залом, со зрителями. Это дорогого стоит!

Но такие концерты проходят на острие нерва и выжимают из артиста все силы?
Он выжимает, но тут же силы отдаются обратно. Ты выплескиваешься весь, и тут понимаешь, что на пятнадцатой минуте опять полон сил и энергии. Чем больше выплескиваешь сил, тем больше их возвращается, и это потрясающее ощущение. Больше отдаешь – больше получаешь. Это некий космический закон, который распространяется не только на творчество, но и на образ жизни. И мы не боимся отдавать, а если нам небеса дали талант играть на музыкальных инструментах, то нужно его отдавать всецело без оглядки ни на что. И это к тебе вернется.

Зал всегда отдает положительную энергию?
Конечно же, концерт – не простое действо, много людей сидит, большое количество энергетики разной: и белой, и черной, кто-то тебе желает всего-всего, а кто-то завидует и хочет отнять все-все. Разное происходит, и это тоже ощущается и чувствуется. Но я и все мои музыканты выходим на сцену с чистым открытым сердцем, и, отдавая все, назад получаем хорошее. Как правило, это так. Бывают сложные моменты в энергетическом плане, но здесь уже есть опыт работы – как себя вести, если что-то не удалось, проскользнуло колкое слово, а такое бывает, все мы живые люди. Есть ошибки, есть какие-то неудачи: и концертные, и организационные, но здесь помогает определенная жизненная мудрость и вера в то, что в следующий раз все получится и будет хорошо. Вообще, в музыкальной индустрии все не так просто.

В чем тогда состоят основные сложности?
По большому счету, сыграть музыку очень легко. Гораздо сложнее ее донести до зрителя и до слушателя. На это, как ни странно, уходит 99, 99% всей энергии и сил. А 0,01% - это написать музыку, отрепетировать, сделать ее. Приходится делать очень много работы, не связанной напрямую с творчеством: организовать гастроли, концерты, выпустить альбом, пластинку, объединить коллектив, договориться с большим количеством людей об организации концерта. Работа сложная, очень трудоемкая, порой неблагодарная, и много людей на протяжении всей жизни этим занимались, и я вижу, насколько это все сложно. Но вместе с тем это забавно и интересно, неудачи только придают сил. Цель в том, чтобы как можно больше людей нас услышали, это нормальный здоровый творческий эгоизм. Поэтому вот этими заботами и хлопотами мы и живем. Не скрою, случаются и неудачи, есть много несбывшихся надежд, есть очень много непонимания, но вместе с тем есть успехи, вещи, которыми мы гордимся и радуемся за них.

Но все же, как Вы отдыхаете? Что помогает забыть о работе и отключиться?
Много вещей, жизнь ведь очень интересная. Это и активный отдых, и общение с друзьями, и природа, и прогулки, и вождение машины – мне очень нравится просто ездить на машине по вечерней Москве, и какие-то гастрономические, моменты. Вообще, работа построена так, что сама гастрольная поездка уже связана с путешествиями. Новые люди, знакомства, города, страны, языки, архитектура, гостиницы – есть очень шикарные, есть не очень, есть потрясающие вагоны и самолеты, а есть средние, есть разные официантки и стюардессы. Все это сопровождает большое количество всяких ситуаций, которые меняются постоянно, и это есть тоже отдых в некоторой степени. Всегда можно отключиться с книгой, послушать музыку.

А что особенно запомнилось из последних гастрольных путешествий?
Во время всех наших концертов мы просим организаторов показать нам что-то необычное и оригинальное, выделив в гастрольном графике время. Из последних интересных моментов, нам показали классные винные погреба Инкермана, что находятся в Крыму. И вообще, там есть такие места, куда нога человека редко ступала. В Инкермане находится целое винное производство, где работает буквально несколько человек, они делают эксклюзивные марочные вина. Есть вина урожая 60-х, 70-х годов, и вот нас перед концертом туда завели и пригласили на дегустацию. Естественно, мы начали пробовать все. И упились до такого состояния, что не могли даже выезжать на площадку! И эти же мастера, которые дали нам дегустировать вина, тут же рассказали рецепт, как прийти в себя после этого опьянения. Гениальный древний рецепт: обыкновенный овощной салат, в основе которого некая травка, которая там растет, ее мелко режут, смешивают с маслицем, съедают, и через 30 минут состояние – как будто ты и не выпивал! Такая вот потрясающая вещь.

На Украине Вам так же подарили звезду?
Да, украинское астрономическое общество сделало мне такой подарок за заслуги в инструментальной музыке. За подписью летчика-космонавта Титова, в торжественной обстановке, после концерта, при полном концертном зале и стечении всех зрителей, была неожиданно подарена эта звезда. Так что в небе есть звезда по имени ДиДюЛя. И это очень почетно. Мне вручили сертификат, с астрономической картой, где ее можно найти, когда ее можно наблюдать в телескоп. Такой приятный и интересный момент.

А как удается найти на все время?
На все можно найти время, главное, правильно его чувствовать. Все построено из маленьких кусочков. У меня нет отпуска на два месяца – это, к сожалению, непозволительная на сегодняшний день роскошь - устроить полное отключение от дел. Мы находимся в начале нашего творческого пути, развиваемся, и нам очень важно поддерживать это бурление вокруг нашего проекта, вокруг музыки. Это и выход альбома, и концерты, и гастроли, и студийная работа, и хочется не останавливаться. Поэтому в течение недели день-два всегда найдется, которые можно посвятить чему душе угодно. Просто личным вещам, думать, спать. Как отдыхать – это не вопрос и не проблема абсолютно!

А Вы прихотливый в быту человек? Для Вас важен первый класс обслуживания, дорогие мелочи, дорогие увлечения?
Нет, абсолютно! Я понимаю, что если просить бизнес-класс самолета, СВ в поезде, люкс-номера, то это отразится на цене билетов в концертном зале, а значит, кто-то не сможет попасть на концерт, а мне этого не хотелось бы. Поэтому, учитывая то, что я начинал с очень простых вещей: гитар, концертов, гостиниц и поездов, то не избалован роскошной жизнью и вкуса к ней не получил. Я счастлив этому и рад. Мне достаточно среднего уровня транспортного обеспечения, жилищные и сопутствующие бытовые моменты, и не нужно ничего сверхъестественного. Пускай лучше организаторы заработают на мне, и положат себе в карман немножко больше денег, зато у них будет стимул дальше с нами работать и это даст большее количество концертов. Но! Звук на сцене, свет, чистота на сцене, хорошие гримерки, - вот за это я разорву кого угодно! Если зал будет неорганизован, если будет плохая рекламная кампания, полиграфия, если не будет организован грамотно весь цикл, то я просто на сцену не выйду. Это моя принципиальная позиция, к этому я отношусь очень трепетно и тщательно. У меня и моих музыкантов потрясающие музыкальные инструменты, феноменальная репетиционная база, великолепного качества пластинки, DVD, обложки, качественный звук на концертах, необыкновенные костюмы. Зритель чувствует, что его любят, он приходит в зрительный зал и видит, что все выполнено по высшему разряду.

А вот из светских вещей, что бы Вам хотелось сделать в ближайшее время? Съездить в экзотическую страну, купить нечто оригинальное, попробовать что-то необычное?
Честно говоря, ничего особенного, хотелось бы уделить время не столько себе, сколько своему коллективу и своим музыкантам, о нашем развитии. А если ехать куда-то отдыхать, отвлекаться и в сторону уходить от работы, то хотелось бы это сделать с людьми, с которыми приятно быть вместе. У нас очень дружный коллектив, нет иерархии, где кто-то главный, а остальные все ему подчиняются, мы все находимся в одинаковой плоскости. Это такая схема работы, которую я для себя увидел, еще работая в Белоруссии: все люди взрослые и четко занимаются делом, все распределено, никто никому не подответственен, но дело двигается, и достаточно динамично. Так что если ехать куда-то, то только с коллегами и близкими людьми, чтобы лучше узнать друг друга, сплотиться, и потом в работе, в трудных профессиональных ситуациях, преодолевать их легко и играючи. Потому что работа в музыкальном бизнесе не простая, там очень много сложностей, зависти, подножек, и мы это испытываем на себе. Когда коллектив крепкий и сильный, его ничто не может сломиться, сдвинуть с пути, не может ни нагнуть, ни обидеть – и это так. Коллектив, который сформировался на сегодняшний день, непотопляем не только в рамках инструментальной музыки этой страны, но и всего мира. Наши европейские гастроли тому подтверждение: Скандинавия, Австрия, Германия, группу стали приглашать, у нас сейчас организовывается интересная туровая история с Европой, есть интерес от Америки, от Японии. Мы ведем определенные переговоры, и думаю, что через определенное время мы придем к той точке, к которой стремимся – хороший добротный мировой тур, на пути к которому мы находимся на сегодняшний момент.

А в связи с последними событиями, нет страха работать на больших концертах?
Я не должен бояться, и никто не должен ничего бояться! Террористы добиваются того, чтобы всех запугать, а нужно жить и продолжать радоваться жизни. Да, очень больно, что происходят теракты. Мы не должны поддаваться панике, это абсолютно точно! Нужно делать концерты, радовать публику, продолжать растить детей. И ни в коем случае ни на минуту не останавливаться ни в мыслях своих, ни в идеях, работе и надеждах. Главная цель террористов – запугать, задушить, посеять смуту, а мы - люди, которые живут по другим законам. Такова моя позиция.

Теги: