Клинт Мэнселл о музыке, кино и Даррене Аронофски

Смотрите на сайте группы быстрого монтажа varimix.
prof-santehnika.ru

You are here

Панк-музыкант стал самым известным сочинителем музыки в современном кинематографе. Конечно же, это необычная история. В конце 80-х – начале 90-х Клинт Мэнселл был основным солистом Pop Will Eat Itself, в группе, игравшей индастриал электро-рок и добившейся известности, нагружая сэмплами техно-биты и парящие гитарные риффы. Ранние синглы - Beaver Patrol и призывная Can U Dig It? - пульсировали энергией. На них Мэнселл выкрикивал свой сатирический рэп. Все это резко контрастирует с его плавной, призрачной музыкой для фильмов, которая прозвучала в таких кинохитах, как «Реквием по мечте», «Черный лебедь», «Луна 2112» и «Рестлер».

Выпустив свой последний альбом Dos Dedos Mis Amigos, Pop Will Eat Itself распались в 1996 году. «У нас просто закончился заряд, - объясняет Мэнселл. – Мне было 33 тогда, и я просто не хотел все время играть одни и те же песни. Начинаешь чувствовать себя самым старым модником в городе, и, кажется, пришло время что-то менять».

Мэнсел признается, что после переезда в Нью-Йорк, у него начался творческий кризис. Как раз в то время он работал над планируемым сольным альбомом. «Я прожил там 18 месяцев, и этот период трудно назвать самым плодотворным в моей жизни, но потом какие-то знакомые свели меня с режиссером Дарреном Аронофски. У него был сценарий для фильма «Жизнь Пи», и он как раз искал кого-то, кто мог бы написать музыку для него».

Изначально ему заказали титульный трек, но все трудности и невзгоды малобюджетного кинематографа в итоге сыграли на пользу Мэнселлу. «Он хотел использовать большое количество уже написанной к тому моменту электронной музыки, - говорит музыкант. – Я написал композицию на свой страх и риск, просто прочитав сценарий и поговорив с Дарреном о проекте, и она всем понравилась, так что мне повезло. Кроме того, так как фильм был независимым и не имел какой-либо поддержки со стороны киноиндустрии, было очень трудно заполучить права на все те треки, которые он хотел заполучить. У него не было денег на покупку прав. Поэтому каждый раз, когда с покупкой очередного трека ничего не выгорало, мне приходилось писать что-то, чтобы его заменить. Он никогда до этого не работал с композиторами, а я никогда не писал музыку для фильмов, но в процессе мы осознали всю силу композиции, специально написанной для определенной сцены».

Это было начало длительного и плодотворного сотрудничества: с тех пор Мэнселл писал оригинальную музыку для каждого нового фильма, который снимал Аронофски. Самая известная композиция Мэнселла – прекрасная и зловещая Lux Æterna для «Реквиема по мечте» - зажила собственной жизнью, появляясь снова и снова в кино и по ТВ. «Это невозможно контролировать, - сказал он. – Будто у тебя дети: они вырастают и занимаются своими делами. И ты можешь только наблюдать и с надеждой улыбаться».

Сегодня, когда Мэнселл стал одним из самых востребованных композиторов Голливуда, его музыку можно услышать в огромном количестве фильмов – «Сахара», «Doom», «Порочные игры», «Козырные тузы», «Грязь» и многие другие. В большинстве случаев он обычно начинает работу на стадии предварительного монтажа фильма, но с Аронофски у него до сих пор сохраняются особые отношения. «Я прочел сценарий к «Ною» шесть или семь лет назад, так что работу я начал довольно рано».

Сейчас Мэнселл гастролирует по Великобритании. «У нас группа из девяти человек: струнный квартет, фортепиано, бас гитара, гитара и ударные. Я играю на клавишных и гитаре. Это сжатая версия того, что я делаю». Он также рад возможности поделиться своей музыкой во время концертов группы. «Ты всегда на первом плане, если ты основной солист. Когда открываешь холодильник, загорается свет - это самомнение просто так не растратишь, - смеется он. – Очень круто, что получилось найти способ работать именно так, это, если можно так выразиться, соответствует возрасту. Я все время сижу, так что для моих 51 лет это в самый раз».